Einundzwanzig zweiundzwanzig

В немецком языке очень своеобразно строятся числительные от 21 до 100. Вместо того, чтобы сказать 86 на немецком вы говорите шесть и восемьдесят.

Любой, кто изучал этот чудесный язык, проходил этап ломки, когда надо себя заставлять ментально менять местами цифры. Это тот редкий случай, когда на практике вы всё можете сказать, но понимаете с трудом.

Идиотизма добавляет и то, как произносятся числа больше 100. Чтобы произнести 1357 вы говорите тысяча триста семь и пятьдесят. Все эти перепрыгивания взад-вперёд вгоняют иностранцев в уныние, которое может скрасить только стакан пива, стоящий, слава яйцам, понятные € 3.50.

Причём, сегодня такую же ошибку допустила австрийская кассир в супермаркете, отсчитывая мелочь и чуть не обсчитала клиента. Что ещё раз доказывает всю абсурдность этого лингвистического извращения.

Кстати, и в русском и английском, тоже есть такие числа, но они ограничены рамками один-надцать — девят-надцать. А в английском — thir-teen — nine-teen. Их можно легко запомнить, тем более что все эти слова произносятся на одном дыхании без паузы. Кроме того, в промежутке от 0 до 20 действительно вторая цифра важна, так как первая может иметь всего 2 значения и её можно назвать потом.

В немецком же это правило расширили до 99, и это чрезвычайно неэффективно — всегда важнее знать десятки сначала, чтобы мозг сделал правильную аппроксимацию числа и потом уже уточнил единичным разрядом.

Сильнее этого числового идиотизма я ненавижу только даты в английском языке. Когда я вижу дату 1/11/2018 я всегда считываю её как «первое ноября 2018-го» и только усилием воли через несколько секунд (в течение которых я мысленно отрубаю руки тому, кто это придумал) понимаю правильную дату. Особенно ужасно что-то сортировать по датам в таком формате.

Поделиться
Отправить
Запинить
Ваш комментарий
адрес не будет опубликован

ХТМЛ не работает

Ctrl + Enter
Популярное